Адрес: Новосибирская область, р.п.Кольцово, д.6а
Телефон: (383) 336-66-85,336-76-06
E-mail: koltsovo_gb@ngs.ru
  Работаем с 10:00 до 19:00,
обеденный перерыв с 13:00 до 14:00
Суббота: с 14-00 до 18-00 ч.
Выходные: Воскресенье, Понедельник
Последний день месяца – технический
Новости
 

08.12.2018
21 ДЕКАБРЯ: ВСТРЕЧА С ЕЛЕНОЙ ТАЛИФ
ева талиф.jpg

 
 

05.12.2018
ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ВОЛОНТЕРА
Ws4pqmbYvIw.jpg

 
 

05.12.2018
МИСТЕР СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ
DSC04207.JPG

 
 

01.12.2018
СОБИРАЕМ ПОДАРКИ ДЛЯ ДОМА ВЕТЕРАНОВ
АВА.jpg

 
     
  МИСТЕР СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ  
     

 

05.12.2018

«Геночка, видел ли ты фотографию подвешенного за ноги Муссолини и его приближенных? Так вот, один из них - мой бывший муж».

Вряд ли гости Кольцовской городской библиотеки, собравшиеся 27 ноября в уютном читальном зале, рассчитывали услышать истории из жизни Муссолини, Роберта Шекли и главы колчаковской пропаганды Всеволода Иванова. На обычную встречу с писателем этот походил столь же мало, сколько собственная биография Геннадия Мартовича Прашкевича соответствует истории рядового деятеля советской науки. Поэт, писатель, переводчик и автор биографий знаменитых людей стал гостем библиотеки Кольцово в рамках всероссийского литературного фестиваля «Белое пятно».

Высокому статному мужчине в стильном костюме с белоснежной бородой и добрыми смеющимися глазамиа кольцовцы сразу же простили опоздание, затянувшееся по вине водителя такси. Он не стал присаживаться, чтобы не терять из виду ни одного из гостей. И сразу же честно предупредил, что расскажет о себе немного – только те ключевые моменты жизни, которые сделали из мальчишки, выросшего в небольшом городке с говорящим названием Тайга, всемирно известного автора, путешественника и переводчика.

«Мне чрезвычайно везло в жизни. Везло в том смысле, что я постоянно попадал в неожиданные ситуации и обязательно к хорошим людям в руки. Поворот моей судьбы всегда определял случай. И случай счастливый», - начал свой рассказ Геннадий Прашкевич.

О литературе. Начало

- Тайга никогда не была совершенно глухим уголком. Но школа у нас была не слишком хорошая просто потому, что в ней не хватало преподавателей. До многих вещей приходилось доходить своим умом. Именно так в шестом классе я стал убеждённым дарвинистом.

У нас была не слишком благополучная улица: кто-то всё время уходил с неё в лагеря, кто-то возвращался, во дворе было много хулиганья. Об одном из таких ребят – его кличка была Пьюзо – вся улица знала одно: он скоро сядет. Дело было зимой. Мы сами заливали каток, прикручивали к валенкам древние «снегурки» и катались. И в тот день на катке прямо передо мной Пьюзо упал. Все замерли, а я один – засмеялся. И тут сразу стало понятно, за что сядет Пьюзо. В тот день он меня не тронул. Но я испугался по-настоящему. В течение месяца я избегал бывать на улице, в школу ходил глухими задворками, а всё свободное время проводил дома. И тогда отец принес в дом толстый том Дарвина «Происхождение видов естественным путем». Меня заинтриговал подзаголовок - «естественным путем». Значит, может быть ещё не естественный путь? Книгу я прочёл, Пьюзо через месяц посадили в тюрьму, а я «вышел на свободу» убеждённым дарвинистом.

Три мечты

- Уже в те годы у меня было три мечты. Я отлично понимал, что ни одна из них не может исполниться, но мечтать это знание никак не мешало. Я мечтал стать учёным-палеонтологом и посмотреть мир. А ещё я хотел написать книгу. Именно с последней мечтой всё было не так просто. Когда мне было четыре года, я пришел записываться в библиотеку и получил на выбор два томика: ещё одно произведение Дарвина «Путешествие на корабле «Бигль» вокруг света» и тонкую брошюру с загадочным названием «Выливание сусликов». К слову, благодаря второму изданию лет до двадцати я считал сусликов чем-то вроде жидкости. Но первая художественная книга, которая мне попалась – «Цыганочка» Сервантеса. Я прочитал её до финала, но не понял ни слова. И с тех пор решил, что книги печатают ровно для того, чтобы отдыхать, перелистывая страницы. И лишь четвертая книга – это была повесть Конан Дойля «Затерянный мир» раскрыла для меня мир литературы. Книгу, похожую на ту, которая потрясла меня в детстве, я хотел написать.

Все три мои мечты исполнились – благодаря счастливым случайностям и встречам. Однажды в я решил написать какому-нибудь умному человеку в надежде на то, что он обратит внимание на провинциального мальчишку. На всякий случай я написал троим: знаменитому палеонтологу Ивану Ефремову, энтомологу Николаю Плавильщикову и геологу-географу академику Щербакову. Я не знал адресов, но на корешках их книг стояли адреса издательств с призывом писать, если у читателей будут вопросы. Через три дня я отчаялся. А потом произошло чудо, которое заключалось в том, что ответили мне все трое. И каждый из них повлиял на мою дальнейшую судьбу.

Мечта первая. Палеонтология и литература

Иван Ефремов в своём письме написал, что раз я хочу заниматься палеонтологией, то мне стоит взять пару приятелей и отправиться на Шестаковский яр, где до войны геологи нашли останки птицезавровых динозавров. Вслед за этим письмом он прислал мне 200 рублей. Конечно, он хотел просто поддержать мальчишку. Но я и в самом деле взял двух приятелей, а спустя пару месяцев нашел стоянку каменного века. Ефремов был поражен результатами и сразу же пригласил меня в настоящую экспедицию на Урал. Кстати говоря, результаты тех исследований начинают публиковаться только сейчас. Больше сорока лет найденные палеонтологические материалы препарировались и изучались. Но для меня эта экспедиция значила гораздо больше. Приехав туда, я вдруг увидел, что обычный мой мир очень сильно отличается от той реальности, в которую я хотел бы попасть.

Казалось бы, судьба моя всё дальше уходила от литературы. В один период я жил прямо в палеонтологическом музее. Вечерами я расстилал свой спальный мешок под скелетом диплодока и совершенно счастливый засыпал в окружении вымерших «зверюг», слушая тишину музейных коридоров. По утрам из музея меня забирал Ефремов и вёл гулять по Большой Калужской улице. Однажды во время такой прогулки Иван Антонович спросил меня о семье Карениных. Меня рассмешило, что такой великий ученый, взрослый человек не знает сюжета знаменитого романа. Я совершенно честно ответил: «Нормально всё закончилось. Анна Аркадьевна бросилась под паровоз, а старик Каренин занялся вопросами образования». Ефремов посмотрел на меня так, что я немедленно понял, видимо, на этом наша дружба и закончится. Но он дал мне ещё один шанс, попросив перечитать книгу и написать ему свои мысли. В этот момент я осознал, что если не пойму, о чем на самом деле говорится в романе старика Толстого, то моя жизнь изменится не в лучшую сторону. Я взялся за книгу, но чем дальше читал, тем сильнее впадал в отчаяние. Оставалась всего одна маленькая последняя глава, в которой Левин возвращается в своё поместье к ссорам с женой Китти. В последней сцене описывается гроза и мысли героя о том, что сейчас он забудет ссоры, обнимет супругу и начнет новую жизнь. Но Китти кричит на детей, на землю падают первые капли дождя, а в сердце Левина рождается отторжение. И я понял, что мы не знаем, чем кончился роман на самом деле. Я написал свои мысли Ивану Антоновичу, видимо, они его удовлетворили, и мы продолжали дружить, хотя об Анне Карениной больше никогда в жизни не разговаривали. Так я впервые понял, что такое литература, как надо её читать, и для чего она вообще нужна. Исполнение моей первой мечты началось с того, что я осознал – драму читают не для развлечения, а для того, чтобы понимать, ради чего мучаются люди.

Мечта о науке и стихах

Некоторое время спустя я приехал в Академгородок с письмом от Щербакова к геологу Геннадию Поспелову. К тому моменту я уже писал стихи, но очень этого стеснялся, не находя им места в мире большой науки. И вдруг я с изумлением узнаю, что окружающие меня серьезные люди пребывают в искусстве. Стихи пишет Поспелов, академик Соболев и будущий академик Ершов, а в эпиграфе к мощному научному трактату Берга «Моногенез» стоят строки Мережковского.

Свои собственные стихи я писал, когда работал на Сахалине, а впечатлений набирался во время длительных отпусков: на севере люди ходили в отпуск раз в два года, зато располагали тремя месяцами свободного времени. Так сбывалась моя третья мечта: я побывал в Болгарии, Тбилиси, Румынии, Молдавии, Одессе, Баку, Ашхабаде и Ташкенте.

Почти первая книга

В 1968 году в Южно-Сахалинске должна была выйти моя первая книга стихов. Она подготавливалась в издательстве, а я тем временем работал на самом севере Сахалина на мысе Мария и считал дни до возвращения: я представлял, как буду знакомиться с новыми людьми и дарить девушкам книги с моими стихами. Но вернувшись, я обнаружил, что директор издательства уволен, сотрудники все поменялись, а моя книга – уже набранная и прошедшая корректуру – остановлена цензурой. Редактор моей книги дал мне самый странный – впрочем, ни я, ни он тогда так не считали - совет: пойти напрямую к цензору и узнать, в чем дело. Фантастичность этого совета заключалась в том, что в Советском союзе с цензором мог общаться только редактор, и никогда – автор. Но я был молод и полон сил. Поэтому я очень быстро нашёл здание Обкома, помещения ЛИТО и того самого цензора. Им оказалась молодая женщина, столь милая, что я понял: «мы договоримся».

«Книга чудесная, - сказала она мне. – Стихи свежие и приятные, но есть вопрос. Наш советский князь Святослав в нашей братской стране Болгарии не мог творить такие ужасы». Речь шла о князе, который ровно за тысячу лет до написания моего стишка, в 968 году, вошел в Болгарию, погубил много людей, а после написал маме Ольге знаменитое письмо с общим смыслом «мама, все хорошо». Побывав в Болгарии, я эту тему никак не мог обойти и написал стихотворение. На замечание цензора я ответил, что выдумать такую историю никак не мог, а позаимствовал её из труда академика Державина, который посвятил этому целую главу. Моя собеседница растерялась и потребовала эту книгу принести. Я пришёл на следующий день – и так дважды за свою жизнь, но впервые в истории Сахалина, писатель побывал в кабинете цензора. Однако, советская машина победила меня одной фразой, которая тоже повлияла на мою жизнь:

«Издание академика Державина относится к 1948 году. И в 1948 году наш советский князь Святослав мог делать в братской стране всё, что ему захочется, но в 1968 году мы ему это не позволим».

Моя книга была уничтожена, сам я как автор попал в черный список Госкомитета и более десяти лет печататься нигде не мог. Сегодня задним числом я передаю пламенный привет сотрудникам прокуратуры и комитета цензуры, поскольку книжка стихов была не так уж хороша, но благодаря запрету на печать в моей жизни появилось много времени. Я понял, что не стоит мечтать о славе, и занялся изучением языков и переводами.

Впрочем, моя первая книга прозы всё-таки вышла в 1978 году. С этого момента и началась настоящая литературная жизнь Геннадия Прашкевича.

Муссолини. История жены одного приближенного

В серию «Жизнь замечательных людей» меня начали приглашать давно. Больше всего рассчитывали на то, что я напишу биографию Ефремова. Казалось бы, кому, если не мне. Но я так и не собрался. Зато я написал книжку о других моих друзьях – братьях Аркадии и Борисе Стругацких. Позднее были биографии Толкиена, Бредбери, Жюля Верна и две совершенно неожиданные книги – о Муссолини и Стивене Джобсе. Я долго не решался подступиться к истории Муссолини, основателя фашизма – именно фашизма, а не национализма, отцом которого был Гитлер, считавший итальянского диктатора своим учителем. К решению взяться за эту книгу меня подтолкнул с одной стороны соавтор – им выразил желание стать французский математик, имеющий выходы на все возможные архивы, в том числе на архив личного секретаря Муссолини, а с другой стороны всё тот же счастливый случай. Вышло так, что однажды в Нью-Йорке поэтесса русского происхождения Евгения Д. пригласила меня в ресторан «Максим» на берегу Гудзона и рассказала мне историю своей жизни.

«Геночка, видел ли ты фотографию подвешенного за ноги Муссолини и его приближенных? Так вот, один из них - мой бывший муж», - так начался наш знаменитый диалог.

Я узнал, что она была комсомолкой. Когда во Львов вошли фашисты, она влилась в борьбу с оккупантами, получила какое-то задание и в первый же вечер во время его выполнения была схвачена. В местном отделении Гестапо её допрашивал прилетевший из Берлина немецкий полковник. И так случилось, что молодые люди полюбили друг друга, полковник вернулся в столицу и добился от Гитлера, окрылённого первыми победами, разрешение взять Евгению в жёны. Она вышла замуж за любимого человека – я ей в этом верю, - и прожила с ним в Берлине около года, успев обзавестись хорошими знакомствами при итальянском посольстве. Вскоре её муж улетел в командировку и там погиб, а Евгения – бывшая комсомолка, осталась в фашистском Берлине одна. Однако судьба к ней была благосклонна: девушка получила предложение от влюблённого в неё советника Бенито Муссолини, приняла его и переехала в Рим. Дальше произошла история с переворотом, итальянский диктатор с кучкой своих приверженцев попал в руки партизан, был убит, их тела подвесили вверх ногами и знаменитую фотографию опубликовали в газетах. Из них Евгения и узнала, что вновь стала вдовой. Подгоняемая страхом, она села на первый же пароход до Нью-Йорка и уехала подальше от Европы. В Штатах жизнь поэтессы сложилась как нельзя лучше, она вышла замуж за одного из самых богатых дантистов Америки, стала писать отличные стихи, и в свои 97 лет остаётся полной «очаровашкой». Эта история перевернула всё внутри меня, и я согласился взяться за книгу о Муссолини.

Шекли. Очарование России

Книгу ещё об одном фантасте мирового значения я написал только потому, что он был мой друг. С Робертом Шекли мы встречались в Киеве, Екатеринбурге, Питере и Нью-Йорке. Он был рыжий, выше и старше меня, курил только самые крепкие сигареты, с удовольствием пил коньяк и постоянно пытался ущипнуть переводчицу. В общем, он был близок мне по характеру и по интересам. Но больше всего мы любили беседовать. Однажды я спросил его: «Роберт, почему в твоих произведениях так часто присутствует смерть?». Он раздумывал не долго: «А ты разве никогда не задумывался над тем, что смерть – самый интересный момент жизни?». Таким был его способ мышления.

Он был серьёзен, но ценил хорошую шутку. Однажды в киевском ресторане собралось много любителей фантастики. На нас с Шекли всё время смотрел молодой парень из Томска. Он очень хотел познакомиться с великим автором, и, заметив это, Роберт пригласил его за столик. Мы ели и беседовали, в какой-то момент парень потянулся за солонкой, а Шекли, как воспитанный человек, взял прибор в руки и передал ему. И тут бедный Юрик сломался. Получив солонку из рук самого Роберта, он спутал все слова и вместо «Thank you» произнёс «F..ck you». Шекли был в полном восторге и ещё долго после восхищался нашей страной.

Счастливый случай

Будто иллюстрация к рассказу писателя о счастливом случае с задних рядов поднялся мужчина и сообщил, что помнит Геннадия Мартовича ещё со школьной скамьи. Михаил Бастрыкин – и сам писатель, хорошо известный в Кольцово – тоже родился и вырос в г. Тайга. Впрочем, знакомство с Геннадием водил его старший брат, но пару встреч с человеком, чьи рассказы печатались в большой городской газете, юный тогда ещё Михаил запомнил на всю жизнь. Писатель не сразу вспомнил, о каком из его земляков шла речь, но пообещал очень постараться и найти время созвониться со старым знакомым.

А потом звучали стихи из той самой, «почти первой» книги, увидевшей свет спустя несколько десятков лет после первой попытки печати. Кольцовцы, хорошо знакомые с творчеством Геннадия Прашкевича, засыпали писателя вопросами: каких людей встречал, о чем писал и думал. Конечно, спрашивали и о планах на будущее. По словам автора, есть ещё одна история, которая так и не нашла отражение в его произведениях.

«Я хочу написать этот роман уже давно. И наконец-то я увлёкся, сел и теперь живу в нем. Он будет о встрече двух писателей: старого советского автора и другого, молодого человека, который ещё только хочет стать писателем. Это будет история моей дружбы с одним удивительным человеком Всеволодом Ивановым, главой отдела пропаганды адмирала Колчака», - пообещал на прощание Геннадий Прашкевич.


Количество показов: 14

Возврат к списку

 
 
Отделы библиотеки
 
DSC03342.jpg
 
Абонемент взрослой литературы: открытый доступ к фонду
 
DSC03334.jpg
 
Абонемент детской литературы
 
DSC03352.jpg
 
Читальный зал
 
DSC00023.JPG
 
Видео
 
 
Каталог изданий Кольцовской библиотеки

Сводный каталог НСО

Официальный сайт для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях

Новосибирский краеведческий портал

Национальная электронная детская библиотека

Национальная электронная библиотека



Рейтинг@Mail.ru


  Кольцовская городская библиотека © 2011   О библиотеке | Новинки | Документы | Виртуальная выставка | Отделы | Правила | Другие сайты | Контакты | Анкета | Независимая оценка качества |